среда, 28 ноября 2012 г.

ЛЮБОВЬ ГОРИНА


Вечер у Любови Гориной, вдовы великого драматурга, сценариста и сказочника Григория Горина. 
Когда они только познакомились, то Григорий носил другую фамилию. Но для  того, чтобы предлагать свои пьесы советским театрам, придумал псевдоним. Горин расшифровывается как «Григорий Офштейн Решил Изменить Национальность».
Я шел к вдове одного из самых остроумных людей планеты. «Тот самый Мюнхгаузен», «Формула любви», «Шут Балакирев». Но знал, что вечер веселым не будет. То, что Любовь Павловна чрезвычайно одинока, я почувствовал еще на своем вечере в Доме актера, на который ее пригласил. Но что настолько, не догадывался.
Раньше они жили на улице Тверская, возле магазина «Армения». Дом каждый вечер был полон гостями. И какими - Марк Захаров, Андрей Миронов, Александр Ширвиндт. После того, как на первом этаже открыли ночной клуб, Горины решили переехать в район станции «Аэропорт». Пока был жив Горин, компании туда добирались. А как не стало, дом опустел.
Я пришел к Любови Павловне около семи часов вечера. И оставался до часа ночи. Потому что едва мы присели в уютной гостиной на диваны красного дерева, на которых сидели великие и знаменитые друзья семьи, и я начал расспрашивать Горину о ее жизни, о том, как она приехала из Тбилиси в Москву, готовясь задать вопрос о том, как она живет без Григория Горина, она неожиданно сама заговорила об этом.
«Я ведь пыталась покончить с собой, когда Гриши не стало. Выпила много таблеток и…Но не вышло, осталась жить. Хотя какая  у меня теперь может быть жизнь. Прошло 12 лет без Гриши, а я плачу каждый день».
После этих слов я два часа не смел  перебить монолог хозяйки дома. Мы переходили из одной комнаты в другую, Любовь Павловна показывала мебель и посуду, которую покупала для их с Гришей дома в комиссионных магазинах по всей стране и которая теперь никого не радует, угощала квашеной капустой «Ну куда же мне так много одной, может, возьмете себе?»
А потом, когда вся жизнь была рассказана, растерянно улыбнулась: «Я никому так много о себе не говорила. Замучила вас, простите. Я могу что-то для вас сделать?»
Я кивнул и попросил показать стол, за которым был написан «Тот самый Мюнхгаузен».
Любовь Павловна показала, параллельно сразу же начав наводить порядок в кабинете мужа.
А на прощание подарила книгу Григория Горина. Я ехал обратно в пустом вагоне метро, читал диалог барона Мюнхгаузена и Марты и мне казалось, что я слышу разговор Григория Горина со своей Любовью…


среда, 21 ноября 2012 г.

Последняя легенда Художественного театра

Очередной удивительный московский вечер. Маленькая квартира на Серпуховской, где живет Кира Головко, старейшая актриса Художественного театра. 
Она родилась в 1919 году и была принята во МХАТ в 1938 году. 
Кира Николаевна рассказывала о Станиславском, который никак не мог запомнить отчества Сталина и прямо говорил тому об этом; о Немировиче-Данченко, в чьих "Трех сестрах" она играла; об Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой, которая стала инициатором их знакомства; об Алле Константиновне Тарасовой и Ангелине Иосифовне Степановой, "занятных и очень неоднозначных дамах".
Имена, которые она упоминала, давно превратились в строки из учебников по истории. А для Киры Николаевны это были просто персонажи ее судьбы.
"Однажды я шла мимо Кремля и вдруг меня окликнули. Возле Боровицкой башни стояла Светлана Сталина и попросила меня зайти..."
"У Книппер-Чеховой для гостей было приготовлено холодное шампанское, но сама она пила коньяк из маленькой серебряной рюмочки..."
"Качалов читал рассказ Горького и не сводил с меня глаз..."
Когда я собрался уходить, Кира Николаевна попросила: "Ну спросите меня еще о чем-нибудь, вы так хорошо спрашиваете. Рассказать вам о похоронах Станиславского? Я вчера вспоминала об этом дне."
Конечно же, я кивнул.
И Кира Николаевна рассказывала, иногда неожиданно вставляя в свою речь французские слова.
А я слушал, иногда задавал вопросы и не верил, что это происходит в Москве 2012 года.

У внучки Горького

Вообще, конечно, это была невероятная суббота.
Потому что я провел ее у Марфы Пешковой, внучки Максима Горького. 
Помогал разобрать домашний архив и слушал удивительные истории - о свекрови Нино Гегечкори, муже Серго Берия, школьной подруге Светлане Сталиной. 
И, конечно же, о великом дедушке. Никогда не думал, что у Горького были голубые глаза. И он, оказывается, нарочно всегда старался надеть голубую рубашку, чтобы подчеркнуть их цвет.
Марфа Максимовна показывала фото и комментировала: "Это баронесса Будберг, у них с дедушкой потом были очень непростые отношения. А это - Петр Крючков, секретарь дедушки. Знаменитый Пепекрю. А вот на этой фото- молодая Нина Берберова, знаете такую писательницу?"
Я слушал, кивал, когда знал персонажей, о которых говорила хозяйка дома, или, наоборот, просил рассказать подробнее.
И она рассказывала. И, кажется, удивлялась, что мне интересно. А я не верил тому, что слышу имена великих персонажей истории ХХ столетия, которые в изложении моей собеседницы были просто добрыми знакомыми и друзьями.
Как трогательно рассказывала Марфа Максимовна о своем отце Максме.
"Он был самым близким другом дедушки. И когда его не стало, жизнь дедушки тоже остановилась... Максим был очень интересным человеком, дружил с Лениным. У меня хранится его записная книжка, где записан прямой телефон Ленина. Если хотите, я покажу".
Марфе Пешковой было 19 лет, когда скульптор Сергей Коненков выполнил обещание, данное ее деду на Капри, и создал бюст внучки Горького. Работа великого мастера называлась "Марфинька" и считалась чем-то вроде "гимна вечной молодости". Так ее
 описывали советские искусствоведы. 


Когда в девяностых годах материальное положение Марфы Пешковой оставляло желать лучшего, она продала бюст музею в Сочи.


О том, как работал Коненков, а его жена, возлюбленная Альберта Эйнштейна, развлекала ее разговорами, Марфа Максимовна рассказывала мне сегодня...

суббота, 17 ноября 2012 г.

Два дня в Воронеже

10 и 11 ноября 2012 года я провел в Воронеже. Приглашение в этот город получил еще летом, когда работал над книгой "Мемуары фрейлины императрицы...".
И посчитал письмо из Воронежа добрым знаком - героиня книги, баронесса Мейендорф, урожденная княжна Шарвашидзе, лето своего детства, в 1866 году, провела именно в Воронеже. А затем, став компаньонкой принцессы Евгении Ольденбургской, проводила несколько лет подряд в имении Ольденбургских в Рамони, в нескольких километрах от Воронежа.
А потому я, конечно же, с радостью согласился прилететь в этот город и повстречаться с читателями и представить им свои новые проекты- Второе издание книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен" и книгу-альбом "Загадки любви. Распутин, Шанель, Голливуд".
Это было очень дорого, когда в солнечный день несколько десятков человек решили посвятить свое время знакомству с историей красавиц- княжон и фрейлин, ставших героинями моих книг. Дабы создать "тифлисское настроение", я представил собравшимся также свой документальный фильм "Тифлисская сага".
Его героями стали Сергей Есенин, Владимир Маяковский, Лилия Брик, Сергей Параджанов, Татьяна Лиознова и даже Леонид Брежнев. Ну а затем были вопросы, интервью и традиционная раздача автографов.
На другой день состоялась лекция в Школе "Репное" перед студентами. В этот раз тема встречи звучала как "Интервью на фоне столетия". Я рассказывал о Рихтере, Пастернаке, Булгакове, Нагибине и Фальке - героях моей книги "Четыре друга на фоне столетия..."
Но самым волнительным, если честно, для меня стало присутствие на лекции доктора исторических наук, профессора Российского Гуманитарного университета Натальи Басовской. Она должна была выступать после меня, но решила прийти пораньше специально, чтобы послушать мою лекцию. Как я волновался! И оценки легендарного профессора ждал едва ли не больше, чем "приговора" литературных критиков после появления книги в магазинах.
Наталья Ивановна сказала: "Это было блестяще!" И я воспарил.
А затем было знакомство с Воронежем. Его монастырями, церквами, домами, где родились Иван Бунин и Николай Ге, где жили Мандельштам и Маршак. И, конечно же, музеем искусств имени Крамского.
Великий художник, автор знакового для меня полотна "Неизвестная", тоже родом из Воронежской губернии. А музей, носящий его имя, и вовсе уникален.
Какая там работа Ильи Репина "Иван Грозный убивает своего сына"!
Я был под большим впечатлением. И очень надеюсь, что еще обязательно окажусь в этом прекрасном городе. Который, словно нарочно, все два ноябрьских дня моего пребывания, был освящен осенним солнцем и полон любознательными читателями и слушателями, от общения с которыми я получил большое удовольствие....

08.11.12 Вечер в Доме Актера

Конечно же, было очень волнительно созывать Москву на свой творческий вечер в Дом Актера на Старом Арбате.
Но к 19 часам фойе легендарного Дома было заполнено публикой.
Вечер продолжался почти три часа. И это было незабываемо. Хочется верить, не только для меня...
В качестве декораций мы решили выбрать уникальные фотографии из архива "Судьбы красоты..." и "Цены чести..."
Вечер открыл мой друг и коллега, журналист и писатель Матвей Ганапольский.
Ну а затем на сцену вышел я. И сумел, наконец, объясниться в любви к великой и драгоценной Грузии, удивительным судьбам княжон и офицеров, рожденных на берегах Куры, я посвятил три свои книги.
После рассказа о фрейлине императрицы Марии Федоровны княжне Варваре Туркестановой, родившей дочь императору Александру Первому и ставшей прототипом картины Ивана Крамского "Неизвестная" (произнесенного в присутствии прямых потомков фрейлины), я решился показать документальный фильм "Из Тифлиса в Париж", героинями которого стали грузинские красавицы, ставшие моделями и подругами легендарной Габриэль Коко Шанель.
Когда у меня спросили, кого бы я хотел видеть на своем вечере в Доме актера, я ответил: "Любовь Горину".
Мало кто знает, но у вдовы знаменитого сценариста и драматурга (чего стоит один фильм "Тот самый Мюнхгаузен", а ведь были еще гениальн

ые спектакли в Ленкоме) Григория Горина грузинские корни.
И потому уж если говорить о грузинских женах, то исключительно в их присутствии. 


У Горина удивительная жена. После того, как публика разошлась, мы выпили по бокалу грузинского вина и даже поговорили с Любовью Павловной немного по-грузински.
- Почему вы учите этот язык?- спросила она у меня.
- Потому что у меня грузинка жена, - ответил я.
- Какой вы молодец. А мой Гриша не учил...
И мне почему-то стало так приятно от этих слов...
Потом Любовь Павловна пригласила меня в гости и тем для разговора оказалось так много.
Но об этом в другой раз.
А пока могу похвастать - вечер в Доме актера, кажется, удался. И книги - "Судьба красоты. Истории грузинских жен" и "Загадки любви. Распутин, Шанель, Голливуд" -  московской публике пришлись по душе.


Только Любовь Павловна призналась, что ей часто хотелось плакать. Такие героини, такие судьбы. Такая жизнь....

понедельник, 5 ноября 2012 г.

ВЕЧЕР В ДОМЕ АКТЕРА. АНОНС


 
 8 ноября 2012 год Гостиная, 7 этаж, 19 час.

Центральный Дом Актера, Арбат, 35

«Нино Чавчавадзе и Варвара Туркестанова. История 1812»

25 историй любви и дружбы России и Грузии

Презентация книги Игоря Оболенского
«Судьба красоты. Истории грузинских жён»

Автор и ведущий вечера – историк, писатель, журналист, телеведущий Игорь Оболенский.

Героинями вечера в Доме актера станут княжна Нино Чавчавадзе, жена поэта Александра Грибоедова, появившаяся на свет 200 лет назад – 4 ноября 1812 года. И фрейлина императрицы Марии Федоровны Варвара Туркестанова, родившая дочь императору Александру Первому и вдохновившая художника Крамского на создание его великого полотна «Неизвестная».

Эти две истории – Варвары Туркестановой и Нино Чавчавадзе - открывают книгу «Судьба красоты. Истории грузинских жен».

Среди героинь книги – княжна Императорской крови Татьяна Константиновна, принявшая после гибели мужа, князя Константина Багратиони-Мухранского, монашеский постриг; княгиня Мери Шарвашидзе, ставшая в эмиграции моделью Коко Шанель; первая жена Сталина Екатерина Сванидзе, с которой он тайно венчался в монастыре; Нино Гегечкори, жена Лаврентия Берия; легендарная муза Серебряного века, подруга и спасительница от голодной смерти Марины Цветаевой и Зинаиды Серебряковой Саломея Андроникова; великая балерина Тамара Туманова, любимая танцовщица Джорджа Баланчина и актриса Альфреда Хичкока; княжна Мария Багратиони-Мухранская, родная сестра великой княгини Леониды Георгиевны, вдовы главы Императорского Дома Романовых; балерина Тамара Гамсахурдия, ставшая в эмиграции модельером Марлен Дитрих и Жаклин Кеннеди.

Всего на страницах книги «Судьба красоты…» предстают 25 женщин, каждая из которых родилась в Грузии и сумела покорить весь мир.

Также в рамках вечера состоится презентация проекта Игоря Оболенского «Портреты Старого Тифлиса».


Также будет представлена книга-альбом «Тифлис. Загадки любви: Распутин, Шанель, Голливуд».
 Одним словом, 8 ноября 2012 года в арбатском переулке, на сцене легендарного Дома актера, состоится вечер, во время которого можно будет перенестись из современной Москвы в овеянный легендами Тифлис. О загадках которого и расскажет Игорь Оболенский, вот уже несколько лет живущий на два города.
Книга «Судьба красоты. Истории грузинских жен» впервые увидела свет в 2010 году в Тбилиси и мгновенно стала бестселлером не только в Грузии, но и во Франции, где была опубликована французская версия книги.
Избранные главы «Судьбы красоты…» переведены на английский, грузинский и китайский языки.
На основе книги снят многосерийный документальный фильм.
И вот книга, наконец, и в России – стране, с которой героинь Игоря Оболенского связывали самые близкие и сердечные отношения.
В Москве будет представлено Второе, исправленное и дополненное, издание, премьера которого состоится 8 ноября 2012 года в Доме актера.

Приглашенные гости:
- Марфа Максимовна Пешкова (внучка Максима Горького, невестка Лаврентия Берия и Нино Гегечкори);
- потомки Нино Чавчавадзе и Варвары Туркестановой
- Александр Светлов, сын поэта Михаила Светлова и Родам Амиреджиби;
- писательница Лариса Васильева, добрая знакомая Саломе Андрониковой;
- солист Большого театра Николай Цискаридзе;
- журналист Матвей Ганапольский;
- Любовь Горина, жена драматурга Григория Горина, которую тоже с полным правом называть грузинской женой.


Телефон Московского Центрального Дома актера:

8 (499) 248 02 10 Ирина Москаленко

воскресенье, 4 ноября 2012 г.

ВНУЧКА ГОРЬКОГО, НЕВЕСТКА БЕРИЯ, ПОДРУГА СТАЛИНОЙ

"Мы хотели, чтобы дедушку похоронили на Новодевичьем. Кстати, свекр очень любил его книги".
Это было бы просто семейное воспоминание, если бы дедушкой не был Максим Горький, а свекром- Лаврентия Берия.
Помню, несколько лет назад по телевидению показывали документальный фильм о Горьком, одной из участниц которого была внучка писателя, Марфа Пешкова. Я тогда подумал: "Надо же, как повезло автору фильма, сумел записать внучку Горького".
Серго Берия, Марфа Пешкова с дочерью Ниной

Сегодня я и сам могу назвать себя таким же счастливчиком. 3 ноября в обществе Марфы Максимовны я провел целый день.

Получив приглашение на вечер, посвященный выходу второго издания книги "Судьба красоты. Истории грузинских жен", Марфа Максимовна призналась, что не очень хорошо себя чувствует. И попросила, по возможности, привезти ей два экземпляра домой. Один для себя, а другой для дочери Нины, названной в честь своей бабушки и героини одной из глав книги - жены Лаврентия Берия Нино Гегечкори.
Конечно же, я привез. И остался в доме Пешковой почти на три часа.


Марфа Пешкова с книгой "Судьба красоты. Истории грузинских жен", 03.11.12


Марфа Максимовна внимательно изучила книгу, первым делом, конечно, главу о Нино Гегечкори. Вздохнула, что в ее архиве нет фотографий, которые я разыскал в Грузии и поместил в книгу. 

"Но зато, - сказала хозяйка дома, - у меня есть другие фото. Может быть, не менее интересные".
Я сидел, рассматривал домашний альбом Пешковой, слушал ее истории и не верил, что это происходит со мной.


Марфа Пешкова и Игорь Оболенский


Внучка Горького, невестка Берии, одноклассница и лучшая подруга Светланы Сталиной и при этом великолепная рассказчица.

Память для дамы 87 лет (Марфа Максимовна свой возраст не скрывает, а потому можно) удивительная. 




О том, что мне довелось услышать в доме на Николиной Горе, я обязательно напишу. Потому что это история, рассказанная очевидцем и соучастником.