суббота, 7 января 2012 г.

Лайза МИНЕЛЛИ. Интервью


Лайза МИНЕЛЛИ. О родителях, наркотиках и сексе с Михаилом Барышниковым...
Когда в декабре 1997 года мне удалось уговорить на интервью актрису и певицу, звезду фильма «Кабаре» Лайзу Минелли, я меньше всего ожидал, что моя собеседница окажется столько откровенной...
- Спасибо за ваше согласие побеседовать со мной. Вы вообще как относитесь к журналистам?
- Нормально. Все зависит прежде всего от самих журналистов. Вот вы мне понравились и мы с вами сидим и разговариваем. Сами журналисты меня любят. Наверное, потому, что газеты с рубриками обо мне хорошо продаются.
- Особенно когда о вас написано что-нибудь скандальное. Или, например, на обложке помещена ваша фотография с какими-нибудь изъянами.
- Конечно, бывают достаточно въедливые газетчики, которые всячески пытаются меня задеть. Однажды они взяли мою фото, опубликованную в одной из газет, и обработали на компьютере. Вы же, наверное, знаете, как компьютер может сделать тебя привлекательной? Так вот, те ребята поступили с точностью до наоборот.
Когда я нахожусь дома, вне сцены или съемочной площадки, то хожу без грима. Постоянный макияж не лучшим образом влияет на состояние кожи. На той же фотографии я была изображена даже без ресниц.
- Что ж, таковые условия жизни, по-моему, любого известного человека. И вам ли этого не знать? Ведь вы родились в семье двух известных людей – актрисы Джуди Гарланд и режиссера Винсента Минелли. Как вы думаете, на кого вы больше похожи?
- Наверное, все-таки на мать. Друзья говорят, что я все больше и больше становлюсь похожей на нее. Они, пожалуй, правы. Хотя кто знает? Я уверенно могу сказать лишь одно – от Джуди Гарланд мне достались характер и голос.
- Вас часто сравнивают с матерью?
- Да, настолько часто, что это становится мне неприятным. Действительно, наши поступки иногда похожи. Но я сама никогда не хотела ни на кого походить. Я всегда хотела быть только собой, и думаю, что мне удалось этого добиться.
- Как ваши родители вас воспитывали? Они были строги к вам?
- Я бы не сказала. Отец всегда говорил мне: «Делай то, что считаешь правильным». А мать говорила: «Делай все по справедливости».
- Я знаю, что мать говорила вам не только это...
- Да, иногда ее слова шокировали меня. Порой она могла сказать мне: «Ты являешься доказательством того, что я здоровая женщина». Мне было очень тяжело слушать такое.
- Когда вы услышали подобное признание?
- Когда я была подростком. Мы были с ней все равно что подруги. Мама делилась со мной практически всем. И как раз это и было для меня труднее всего. Жить с мыслью, что ты доказательство того, что твоя мать здоровая женщина, это что-то.
Я панически боялась подвести маму. Однажды кто-то увидел, как я принимала таблетки от болей в спине. Дело в том, что у меня был сколиоз. И я услышала за спиной: «Наивная простачка. Ты никогда не сможешь прекратить принимать наркотики». А я сказала сама себе: «О боже! Я принимаю таблетки?» И мне стало страшно.
- А вы принимали какие-то таблетки?
- Никогда в жизни не принимала галлюциноген. «Травку» ненавижу. Единственное, что иногда позволяла себе – это кокаин. И то это было очень редко, иначе я не могла бы петь – ведь это влияет на голосовые связки.
Ну так вот. От постоянно страха опозориться перед матерью или как-то подвести ее я избавилась неожиданно, когда вдруг поняла, что не обязана быть доказательством того, что она здоровая женщина.
- Лайза, а вам было сложно начинать актерскую карьеру, имея столь знаменитую фамилию?
- Для меня все было как-то естественно. С ранних лет я начала сниматься в кино. Хотя поначалу относилась ко всему этому несерьезно. Возможно, даже с каким-то пренебрежением.
- И когда вы это пренебрежение побороли?
- Несколько позже, когда в колледже столкнулась со скучными лекциями. Именно в колледже я поняла, что ничего прекраснее актерской профессии не существует. Родители пытались настаивать на моем дальнейшем обучении. Тем более, что я поступила в Сорбонну. Но я поставила им ультиматум. И представьте себе, выиграла. Родителям не оставалось ничего другого, как благословить меня в добрый путь.
- Путь был действительно добрым?
- К сожалению, не всегда. Но я довольна своим выбором и другой судьбы для себя не желаю. Мне было и хорошо, и плохо, когда я начала карьеру актрисы. Как вы уже сказали, мои родители были очень известными людьми. И я постоянно должна была доказывать, что я не менее гениальна, чем мои родители. Единственное, что есть хорошего в положении дочери звездных родителей, так это то, что тебе гарантировано внимание публики.
- Известность вам принесло участие в картине «Давным-давно, одним прекрасным летом». Но, по-моему, сниматься вы начали гораздо раньше.
- Да, это действительно так. В фильме, который вы упомянули, я снялась в шесть лет. Самый же первый мой фильм назывался «Старое, доброе летнее время». Мне было всего два с половиной года. Я играла саму себя – дочь героини Джуди Гарланд.
- Вы все время на виду. От вездесущих репортеров скрыться порой невозможно. Если бы вы знали, сколько всего я прочел о вас, готовясь к нашей встрече.
- Могу только догадываться. Я иногда сама открываю газету и не могу поверить, что все, что в ней написано – это обо мне. Но я уже привыкла. Но вы не бойтесь, спрашивайте. Давайте уж лучше я сама расскажу правду, чем потом обо мне будут читать чьи-то домыслы.
- Мне интересен ваш роман с нашим соотечественником Михаилом Барышниковым. Или это только красивый миф?
- Почему же миф? Я действительно была близка с ним. И признаюсь честно, это был самый потрясающий секс в моей жизни.
- Где вы познакомились?
- О, это интересная история. Все началось с того, что мне пришлось учить Барышникова танцевать чарльстон.
- Вы учили Барышникова танцевать?
- Да, танцевать чарльстон. Нам это было нужно для какого-то телевизионного шоу. У Михаила почему-то не получалось. Одной ногой у него выходило великолепно. Зато движение второй чем-то напоминало мне «Лебединое озеро».
- Кроме Барышникова, вам приписывают романы со многими знаменитостями.
- Я и сама читала о том, что была со многими мужчинами. Иногда в своем «любовном списке» я встречаю имена мужчин, которых и в глаза не видела.
- Извините за следующий вопрос, но...
-Давайте, давайте. Не стесняйтесь. Уж лучше я сама на него отвечу, чем вы спросите у кого-нибудь, кто сделат вид, что все обо мне знает.
- Позвольте задать вопрос о вашем здоровье. Ходит много слухов о том, что вы серьезно больны...
- Полный бред. Да, у меня были проблемы с горлом. Но сейчас все в порядке. А все разговоры, наверное, возникают из-за того, что на последних фото я выгляжу слишком худой.
Но вы знаете, как тяжело сбросить вес? Но зато сейчас я могу надеть те костюмы, которые мне были недоступны в течении 15 лет. И это, мой голубчик, никоим образом не связано с потерей аппетита.
Мне интересно, связаны ли слухи со СПИДом (вы ведь этот диагноз имели в виду?) со слухами о наркотиках?  Или, может быть, они считают, что я больна СПИДом, потому что мой бывший муж умер именно от этой болезни?
- Лайза, вам в жизни часто приходилось играть?
- Если честно, то большей игры, чем вся моя жизнь, нет...

Софи ЛОРЕН. Интервью


Софи ЛОРЕН: «Самое интересное – где-то там, за углом»
Эта встреча состоялась в августе 1997 года, когда великая Софи Лорен на несколько дней приезжала в Москву. К счастью, в расписании ее визита нашлось время и для небольшого интервью.
О том, что Софи Лорен приехала на встречу, я догадался за несколько мгновений до того, как она появилась в комнате. Кажется, просто изменилась сама формула воздуха. Такой харизмы я больше не встречал ни у кого.
- Мадам Лорен, сегодня вы являетесь символом женской красоты для всего мира. Неужели правда, что в детстве вы были недовольны своей внешностью?
- Да. Мне было ужасно стыдно за свой вид и рост. В семь лет я была гораздо выше многих моих сверстников. Я не знала, куда деть руки, нарочно сутулилась, чтобы хоть чуточку стать меньше, натягивала на колени подол юбки, из которой давно выросла.
Я ведь росла в довольно бедной семье. Меня воспитывали бабушка с дедом. А мать периодически приезжала и навещала нас.
У меня в школе была очень обидная кличка. Кто-то решил, что я похожа на зубочистку. И несколько лет меня называли не иначе, как  «Эй ты, зубочистка!»
- Кем вы хотели стать в детстве?
- В четырнадцать лет я решила стать учительницей. Мне очень нравился мой преподаватель в сельской школе, где я училась. Он считал меня способной и даже готов был заниматься со мной, чтобы подготовить меня к вступительным экзаменам в институт. Но когда я поделилась своими планами с матерью, она просто рассмеялась и сказала, что моя красота (а она считала меня очень красивой) дана мне для другого.
- Например, для кино, да?
- Мама могла только мечтать об этом. После школы вместе с мамой я стала работать в ночных клубах – приносила посетителям заказы.
- А для чего вы решили взять псевдоним? Фамилия Шиколоне не подходила для работы в баре?
- Кроме работы в баре, я принимала участие во всевозможных конкурсах красоты. И небезуспешно. Моим первым призом стали десять рулонов обоев. А потом к нам в бар пришел Карло Понти, продюсер Джины Лолобриджиды, которому я очень понравилась. Благодаря ему я получила свою первую работу в кино. Потом мы с Карло поженились.
- Ваша кинокарьера была очень успешной. Впрочем, почему была? И сегодня вы являетесь одной из самых популярных актрис в мире. Кажется, вам удалось получить все премии, которые существуют. Какие воспоминания у вас связаны с первой наградой?
- Ой, я даже не помню, что это была за награда. Их действительно было очень много. Мне памятен «Оскар», а тем более момент, когда меня награждали этой наградой во второй раз. И конечно, я очень признательна вашей стране за призы, которые я получила в России. Мне вообще очень близка ваша страна.
- Вы могли бы здесь остаться?
- Я никогда не думала об этом. К России у меня всегда было очень большое чувство. Я действительно очень люблю эту страну. У вас я чувствую сея как дома. Открою вам свою давнюю мечту. Я хочу показать Россию своим детям. Пусть и они испытают мои чувства.
- А чем они занимаются?
- У меня два сына - Карлетто и Эдуардо. Старший сын собирается стать дирижером. Ему бесконечно интересна музыкальная культура России, и он даже собирается приехать сюда, чтобы учиться. А младший хочет стать актером и продолжить семейную традицию. Кстати, он очень интересуется Россией и внимательно следит за всем, что у вас происходит.
- А вы?
- Конечно, я тоже неравнодушна к событиям в России. Мне кажется, что ваша жизнь – это постоянный экзамен. И что все эти перемены никогда не закончатся. У меня, к сожалению, не было возможности посещать университет. И жизни я училась у нее самой. Так вот из своего жизненного опыта я хочу сказать, что экзамены вообще никогда не заканчиваются.
- Из множества картин с вашим участием вы можете назвать одну, которая вам нравится больше других?
- Мне трудно ответить на ваш вопрос. Моя карьера в кино началась очень давно. Я снимаюсь с шестнадцати лет. И я не могу отметить какую-нибудь одну картину. У меня есть фильмов пять-шесть, которые мне дороги. И как раз в этом, я уверена, и заключается мое счастье.
- Кто та женщина, которую вы играете всю жизнь?
- Когда актриса играет свою роль, она играет прежде всего то, что ей близко. Так вот я, когда берусь за работу, всегда стараюсь вложить в свою героиню то, что дорого мне.
- Вам посчастливилось работать на одной съемочной площадке со многими замечательными актерами. Кто из мужчин-партнеров вам запомнился больше всего?
- Конечно, самым близким для меня партнером является Марчелло Мастрояни. Когда я только начинала сниматься в кино, он был уже достаточно знаменитым актером. Марчелло очень многому научил меня, помог стать настоящей актрисой. И я благодарна судьбе за то, что повстречала его на своем пути.
- Если бы вас попросили рассказать о Марчелло Мастрояни аудитории, которой о нем ничего не известно, с чего бы вы начали повествование?
- А разве это возможно, чтобы где-то не знали Мастрояни? Я думаю, нет таких людей, которые никогда бы не видели его работ в кино. Разве что маленькие дети, у которых все впереди. А потом мне было бы очень сложно рассказывать о нем. Могу сказать только одно и надеюсь, что никто не станет мне возражать: Марчелло Мастрояни – актер на все века.
- Вам довелось сняться в фильме о самой себе. Скажите, когда вы играли роль Софи Лорен, то какие цели преследовали – создать идеализированный образ для потомства или просто хотели откровенно рассказать о себе?
- Единственная, причина, которая вообще может заставить меня что-то сделать – это желание выразить свои чувства. В фильме, о котором вы говорите, мне хотелось выразить свои чувства к моей матери. Мне хотелось показать ее переживания во время войны. Съемки этого фильма не были каким-то запланированным шагом по созданию моего образа для истории. Поверьте, все было показано именно так, как это было в жизни.
- Каковы ваши взаимоотношения с театром?
- Это больной вопрос для меня. К сожалению, я никогда не работала в театре. А мне этого всегда так хотелось! Я вообще считаю, что любая актриса, работающая в кино, просто обязана работать на театральной сцене. И соответственно наоборот.
- Может, все еще впереди и вы увидим вас на театральных подмостках?
- Я в этом уверена. Мне всегда кажется, что самое интересное – где-то там, за углом. Надо только не бояться за него повернуть.
- Что в своей жизни вы цените больше всего?
- По-моему, у женщины на этот вопрос может быть только один ответ. Конечно же, свою семью.
- На что предпочитаете тратить свободное время?
- Знаете, с возрастом время становится все более и более драгоценным. Так зачем тратить его на то, что вы не любите? На людей, которые действуют вам на нервы? Надо жить в свое удовольствие, однако не забывать при этом о тех, кто тебе дорог.
- Вы живете в огромном собственном доме. У вас большой штат помощников по хозяйству?
- С чего это вы взяли? Есть, конечно, женщина, которая помогает мне. Но иногда я и сама люблю заняться уборкой. Когда выдается свободный от съемок день, я беру пылесос и начинаю убираться. Причем чищу не только сверху, но и под коврами. Мысль о том, что я могу еще делать это сама, придает мне уверенности в себе.
- Вы прекрасно выглядите. Раскройте секрет вашей вечной молодости, мадам Лорен.
- Меня часто об этом спрашивают. Особого секрета здесь нет. Надо просто уметь получать от жизни удовольствие.
- Расскажите, как строится ваш день?
- Независимо ни от чего, я встаю в шесть утра. Сама варю себе кофе. Затем сорок пять минут посвящаю зарядке. Когда я не занимаюсь по утрам, весь день чувствую себя ничтожеством. Летом обожаю позагорать. Когда врачи говорят, что это вредно, не слушаю их. И очень важно для меня вовремя лечь спать. По-моему, сладкий сон – это главное удовольствие в жизни.