суббота, 30 апреля 2011 г.

Неизвестный ГИТЛЕР


В ЦЕНТРЕ Линкольна в Нью-Йорке находится небольшой кинотеатр. Там показывают «кино не для всех» — фильмы Педро Альмодовара, Александра Сокурова. В одном из его небольших залов четыре раза в день демонстрируется документальный фильм «Слепец». Он рассказывает о судьбе последней секретарши Гитлера — Траудль Юнге. История ее сейчас более чем актуальна — 70 лет назад, 23 марта 1933 года, Гитлер пришел к власти в Германии.
Любитель сплетен и яиц
Вот что поведала миру фрау Юнге:
— БЫЛ декабрь 1942 года. Нас, нескольких молоденьких девушек, собрали в небольшой комнате. Вышел фюрер и сказал, что для него это большая проблема — набирать секретарей. Потому что как только они овладеют профессией, то почти сразу выходят замуж и ему приходится искать новых помощниц. Я ответила, что 22 года не нуждалась в мужчине и дальше тоже смогу быть без мужчины. Гитлер расхохотался и пригласил меня первую. Он продиктовал мне несколько предложений. Я напечатала, но так как при виде фюрера разволновалась — тогда я, да и все вокруг считали его чуть ли не живым божеством, — естественно, сделала несколько ошибок.
В общении Гитлер производил самое благоприятное впечатление. Никогда не повышал голоса, был очень мил и любезен. Первое время он обедал вместе с офицерами. Речь все время шла о делах на фронте. После Сталинграда две старшие секретарши Гитлера делили с ним обед, две младшие — ужин, а одна из секретарш всегда оставалась на чай, который пили уже после полуночи. Самым любимым блюдом фюрера были вареные яйца. У него были проблемы с пищеварением.
Хотя он довольно много времени проводил в женском обществе, как мне кажется, женщины абсолютно не волновали Гитлера. Он вообще был довольно асексуальным человеком. Единственной женщиной для него была Ева.
Мои коллеги рассказывали, что в первые годы он без умолку говорил о прошлом и будущем Германии, но после Сталинграда я не припомню особенно длинных монологов. Мы все старались занять его внимание болтовней о фильмах или сплетнями, которые он очень любил.
Завещание-обманка
КАК мы жили? Пили по вечерам чай, танцевали и в один из последних апрельских дней 1945 г. даже сыграли свадьбу одной из служащих. В то время с нами находилась семья Геббельса — жена Магда и шестеро детей. Гитлер уже понимал, что конец близок. Как-то вечером я, кто-то из охранников и Ева Браун поднялись на улицу. Все было разгромлено, повсюду рвались снаряды. Около одного из зданий Ева увидела красивую итальянскую скульптуру. Когда мы спустились назад, она спросила у фюрера: «Когда кончится война, ты мне купишь эту скульптуру?»
Это было так страшно — слушать подобные вопросы, когда судьба этих людей была предрешена. Я не помню, что ответил ей фюрер. 30 апреля Гитлер сделал Еве предложение.
На следующий день стало известно, что Гитлер решил покончить с собой. Он сидел, уткнувшись взглядом в стол, и было видно, что мыслями он уже не с нами. Неожиданно он попросил зайти меня. Сказал, что я буду печатать его политическое завещание. Я тогда подумала, что вот она, замечательная возможность понять, почему все так кончилось. Но Гитлер говорил абсолютно банальные фразы о том, что он сделал все, что мог и что должен, что будущее за нами, и так далее. Когда он начал диктовать длинный список министров, которым он намеревался завещать Германию, это было настолько неуместно… После всего этого разочарования, после всех страданий, которые мы пережили, он не произнес ни одного слова сожаления, ни намека на сострадание.
А потом случилось то, что случилось. Один из офицеров вошел и сказал, что Гитлер и Ева покончили с собой. У меня не было сил смотреть на их мертвые тела. Я помню, мы, офицеры, работницы и семья Геббельса, сидели в комнате и не знали, как нам жить дальше. Офицеры пошли исполнить последнюю волю фюрера — предать его тело огню. Жена Геббельса, несмотря на наши уговоры, дала яд детям и приняла его сама. Магда сказала мне, что пусть лучше они погибнут, чем будут жить в Германии, покрытой несмываемым позором.
Потом был лагерь, работа. И жуткие укоры самой себе в том, что я работала на исчадие ада...
Нью-Йорк, 2003 г. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий