вторник, 26 апреля 2011 г.

Анатолий КУЗНЕЦОВ. Интервью


Он мог стать боксером или певцом, как отец. Но неожиданно для себя стал актером.
В «БЕЛОМ солнце пустыни», сделавшем его самым народным из всех народных артистов, он тоже снялся неожиданно. Впрочем, человека, родившегося 31 декабря, судьба не могла обойти такими приятными сюрпризами.
— ТОЛЬКО не спрашивайте меня о том, каково это — родиться в новогоднюю ночь. Все почему-то думают, что мне должно быть обидно. А я никогда об этом даже не задумывался. Еще любят спросить, не расстраивает ли меня клише «товарищ Сухов». За тридцать пять лет, что прошли со дня выхода фильма, я успел от этого вопроса устать.
— А ответ успели придумать?
— Конечно, успел. Хотя столь настойчивые вопросы иногда, разумеется, обижают. У меня ведь кроме «товарища Сухова» немало других ролей. Да и в «Белое солнце пустыни» я пришел не новичком, у меня уже было имя. Но спорить с миллионами зрителей трудно. И я нашел для себя утешительные примеры в нашем кинематографе. Когда со мной начинают говорить о «Белом солнце», я задаю встречный вопрос: знает ли мой собеседник актера Бориса Бабочкина? Конечно, отвечают мне, это же Чапаев. Правильно, говорю, а еще в каких фильмах он снимался? И тут обычно следует молчание. «А кто для нас Вячеслав Тихонов?» — спрашиваю я дальше. И все хором отвечают: «Штирлиц». Несмотря на огромное количество других его киноработ. Да даже при разговоре о великом Льве Толстом первое, что вспоминается, — его роман «Война и мир». Этот феномен объяснить затруднительно. Но он существует.
— Может, это от судьбы зависит? Вы ведь тоже роль Сухова получили почти случайно. Планировалось, что картину будет снимать Андрей Кончаловский, а красноармейца сыграет Николай Губенко или Георгий Юматов.
— От судьбы — да, наверное. Вся наша жизнь вообще состоит из случайностей. Боженька подсылает тебе того или иного человека, и вся твоя жизнь неожиданно изменяется.
— Каким для вас был главный подарок судьбы?
— То, что я стал артистом. Я ведь ничего другого делать и не умею.
— А пощечины она вам давала?
— Ну а как же? Для актера что главное? Реализовать себя. А я до сих пор чувствую какую-то неудовлетворенность. В 1979 году в Чехословакии я сыграл главную роль в фильме «Гордубал» — трагической истории о крестьянине, вернувшемся на родину из Америки и осознавшем, что он никому не нужен. За границей картина имела успех. А у нас ее не показывали. Говорили, что такое грустное кино нам не нужно. Когда пять лет назад у меня был юбилей, я попросил, чтобы вместо поздравительных речей показали эту картину. Сам нашел переводчика и сам озвучил весь фильм. Сделал себе такой подарок…
Нынешние режиссеры не знают моих возможностей. Мне достаточно лет, но я чувствую в себе силы, чтобы работать. Правда, хороших сценариев, увы, нет. И раскрываться, получается, не в чем.
«Надо заниматься молодежью»
— АНАТОЛИЙ Борисович, Кузнецов — это самая распространенная русская фамилия. Поэтому и вопрос вам такой глобальный. Как вы думаете, что мешает нашему человеку жить хорошо?
— Лень мешает. Но она победима, это доказало время. Мы ведь все успели пожить во времена, когда приходилось изворачиваться. Мало что было в магазинах, но мы и тому, что там продавалось, радовались. Кстати, Марина Влади, когда приезжала в Москву к Высоцкому, всегда удивлялась: «Какая у вас все-таки удивительная Москва. В магазинах — пусто, а в гости зайдешь — столы ломятся».
А потом вдруг раз — и все изменилось. Другое дело, что не все морально оказались к подобным переменам готовы. Человека советского отличала привычка находиться на «иждивении» у государства. От людей вроде ничего и не зависело. Теперь, наоборот, инициатива приветствуется. Мало того, именно она помогает выжить. Человека российского, хочется верить, отличает привычка всего добиваться самому. Надо только не забывать о пожилых людях, которым сегодня очень и очень непросто.
— А вы сами легко «вписались» в новое время?
— Да. Конечно, было больно наблюдать развал кинематографа, крах проката. Один предприимчивый человек купил второсортные американские фильмы и предложил по дешевке прокатывать именно их, а не наши фильмы. Так наше кино потихоньку-потихоньку и стало исчезать.
— А сегодня вам «за державу обидно»?
— У нас есть много хорошего. Самое главное, что мы вновь стали пытаться что-то создавать. Я много езжу по стране и вижу, как в больших городах жизнь действительно начинает меняться. Непросто сегодня жить в деревне, молодежь бежит оттуда. Работы-то нет.
— Ваши герои всегда были патриотами. Как привить это чувство сегодняшней молодежи?
— Если бы я знал ответ на этот вопрос, то заседал бы в Думе. Вообще, всегда надо надеяться на лучшее. И я верю, что чувство патриотизма придет. Иначе и быть не может. Только не надо, не глядя, зачеркивать все то, что было в прошлом. Да, мы поругивали советскую власть — и не без оснований. Но ведь было и много хорошего. Потрясающее школьное и институтское образование, например. Да, оно не котировалось за границей. Но ведь это происходило, скорее, по политическим мотивам. А как заботились о детях? В каждом районе работал Дом пионеров. Сколько в нем было разнообразных кружков по интересам! Я сам в свое время ходил в кружок бокса. С первого класса занимался в музыкальной школе, у меня же отец был певцом. Закончив ее, поступил в музыкальное училище на вокальное отделение. Правда, проучился всего два курса. Педагог по актерскому мастерству уговорила меня попробовать поступить в театральное. По совету старшего брата Михаила я остановил свой выбор на Школе-студии МХАТ. Но это так, к слову.
Сегодня же воспитанием молодежи никто толком не занимается. Я с удивлением узнал, что в современных учебниках истории нет ни слова о подвиге челюскинцев. Как же мы воспитаем патриотов, если будем замалчивать о таких великих фактах в истории страны?
«Путина уважаю»
— ВАС всегда любила власть?
— В общем-то да.
— А нынешняя как к вам относится?
— Нормально. При Ельцине «Белому солнцу» наконец-то дали Государственную премию. А то парадокс был — о картине всюду говорят, все ее любят, а награду не дают. Мне рассказали, что когда в гости к Ельцину приезжал президент Франции Ширак, то за обедом Борис Николаевич подарил ему кассету с нашим фильмом. Сказал, что это один из лучших советских вестернов.
— А о Путине что думаете?
— Я к нему с уважением отношусь. Наверное, как и всякий человек, он не без недостатков. Но мне импонирует, как Путин ведет себя на заседаниях. Нам же по телевизору сегодня все показывают. Нравится, что он очень активный, вон сколько по миру и стране ездит. Хотя я ведь не могу всего знать. Сужу по тому, что вижу.
— «Белое солнце» принесло государству миллионы рублей. Вы когда-нибудь задумывались о том, как сложилась бы ваша жизнь, живи вы в той же Америке?
— Никогда не думал об этом. У моего поколения было другое сознание, другие ценности. Хотя в молодости все случалось, даже до ломбарда доходило. Но о богатстве как-то не задумывался. Конечно, если бы у меня было больше денег, это не  помешало бы. Но счастье состояло не в этом. Оно заключалось в общении, в интересных ролях.
— У вас в наступающем году еще один юбилей.
— Это какой же?
— Золотая свадьба с вашей женой, Александрой Анатольевной. Вы писали ей такие же письма, как ваш Сухов своей незабвенной Катерине Матвевне?
— В юности писал. Она даже сохранила эти письма. Потрясающие, говорит. И сейчас иногда вспоминает: «Какие же ты письма мне писал!»
— Накануне такой круглой даты вы для себя разрешили дилемму, что важнее — любовь или работа? Говорят же, что любовь проходит…
— Это неправда. Законов физики никто не отменял. Энергия не пропадает, она переходит из одного вида в другой. Так и любовь…
2005 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий