воскресенье, 24 апреля 2011 г.

Как снимали "А Я ИДУ, ШАГАЮ ПО МОСКВЕ"


В 2003 году исполнилось сорок лет со дня выхода на экраны одного из самых пронзительных фильмов о Москве — лирической комедии Георгия Данелия «Я шагаю по Москве».
СЮЖЕТ киноповести Геннадия Шпаликова о молодежи 1963-го можно пересказать в нескольких предложениях. Проездом на родину погибшего товарища молодой монтажник из далекой тайги (Алексей Локтев) на один день заехал в Москву, чтобы встретиться с редактором журнала «Юность», в котором он напечатал свой первый рассказ. Этот день он провел с новыми друзьями — молодым метростроевцем (Никита Михалков), его другом-призывником (Евгений Стеблов), который никак не может разобраться со своей девушкой и то и дело звонит ей по телефону: «Света, ты меня любишь? «Да»- да? Или «да»- нет?», и продавщицей из музыкального магазина (Галина Польских), остроумно отвечающей на вопрос покупателей, почему нет пластинок Робертино Лоретти: «Он вырос».
Фильм молодого режиссера в одночасье стал лидером проката: в первые же годы его посмотрело около 20 млн. зрителей. Для студентов театрального училища Никиты Михалкова и Евгения Стеблова картина стала настоящей путевкой в жизнь. Оператор Вадим Юсов получил специальный приз Всесоюзного кинофестиваля и… диплом ЦК ВЛКСМ на ВКФ в Ленинграде-64. Данелия, режиссер будущих суперкомедий «Джентльмены удачи», «Мимино», «Осенний марафон», удостоился особого упоминания на Каннском кинофестивале 1964 г. 
А недавно, чтобы отметить «свое сорокалетие», собрались вместе все те, кто в 63-м «шагал по Москве».
Георгий ДАНЕЛИЯ, режиссер:
— КО МНЕ пришел Гена Шпаликов (драматург, поэт, писатель. — авт.) и говорит: «Я классный сюжет придумал. Давай кино снимем?» Я спросил, какой сюжет. «Вовсю льет дождь, а по улице босиком идет девушка, в руках несет туфли, а за ней едет велосипедист». «А что дальше?» — снова спросил я. «Ну а дальше придумаем», — ответил Гена. Вот так мы начали работу над фильмом «Я шагаю по Москве». Недавно был в Париже и в разговоре с одним французом стал перечислять фильмы, которые снял. Он слушал-слушал меня, а потом спрашивает: «А вот есть фильм, в котором под дождем идет девушка. Это не ваш?» И мне было очень приятно, что ему запомнился именно этот эпизод.
Хотя сценарий «Я шагаю…» принимался довольно непросто. Шпаликов ведь был еще и сценаристом картины Марлена Хуциева «Застава Ильича», которая попала под настоящий обстрел киноначальства и самого Хрущева. Тот фильм ругали за то, что главные герои — три парня и девушка — ходят себе и не пойми чем занимаются. А в нашем-то фильме тоже три парня и девушка и тоже вроде ничего не делают. После всех мытарств с утверждением сценария мы взяли и добавили в него сцену с полотером, которого сыграл Владимир Басов. Персонаж Басова говорит молодым героям то, что нам говорило начальство. А Алексей Локтев, играющий молодого сибирского писателя, отвечал ему так же, как мы отвечали руководству. Но ничего, сценарий приняли, и съемки начались.
Мы изначально решили снять этакую сказку о Москве. Старались показать наш город красивым. Натуру выбрали в одном из арбатских переулков. Дом, в котором по сюжету живет персонаж Никиты Михалкова, выкрасили снаружи, за что потом получили по шапке. Настоящие жильцы дома написали на нас жалобу — вот, мол, фасад подновили, начальство решит, что все в порядке, и капитальный ремонт делать не будут.
Рядом с домом построили кафе — то, в котором в первых кадрах сосед Михалкова моет стекла и учит английский. Ну не то чтобы построили — две стены поставили. Наш замечательный оператор Вадим Юсов так все красиво снял, что на самом деле все получилось сказочно красивым.
В том, что фильм получился таким, каким его запомнили и полюбили миллионы зрителей, — огромная заслуга выдающегося композитора Андрея Петрова. И команды актеров, для некоторых из которых картина «Я шагаю по Москве» стала дебютом в кино. Например, Инны Чуриковой (помните, она в парке культуры рисовала на счет раз-два-три лошадь? — авт.), Владимира Басова, Льва Дурова. Впервые в эпизоде снялась Ирина Скобцева, до этого игравшая только главные роли. А я дружил с Сергеем Бондарчуком и через него уговорил Ирину.
Никиту Михалкова мне «сосватал» его родной брат Андрон. Я и до этого видел Никиту, такого маленького гадкого утенка. И вдруг на площадку пришел почти баскетболист из Щукинского училища. Вместо Евгения Стеблова планировалось снять другого актера, которого для проб мы даже побрили наголо. Но стоило появиться Жене, как стало понятно — играть должен только он.
Евгений СТЕБЛОВ:
— ДА, и сколько я ни просил Георгия Николаевича сказать, чье место я занял в картине, он неизменно отказывается. Зачем, говорит, тебе знать, кто тебя люто ненавидит. Мы ведь действительно после выхода фильма проснулись знаменитыми. Учился тогда на втором курсе театрального училища, и съемки в «Я шагаю по Москве» стали для меня чудом.
 Для эпизода в военкомате меня побрили наголо. Но так как кино такая штука, которая снимается не всегда последовательно (сегодня — начало, а завтра — конец), то меня периодически подбривали. Волосы-то растут. И я, чтобы ради стрижки не приходить заранее на площадку, решил стричься в парикмахерской рядом с домом. На меня там смотрели как на городского сумасшедшего. Сами посудите: через день к вам является лысый парень и заявляет, что он оброс.
Галина ПОЛЬСКИХ:

— И У МЕНЯ есть история с парикмахерской. Я ведь ни сном ни духом не ведала, что Данелия собирается снимать новый фильм. Приехала как-то на пробы к другому режиссеру, иду по «Мосфильму», и вдруг меня выхватывает ассистентка Георгия Николаевича и ведет к нему. У Данелия тогда болела спина, и, когда мы вошли в его кабинет, он так полулежа располагался на диване. Пробы у меня были, как у лошади на смотринах. «Нет, светленькая нам не подходит», — сказал Данелия, и меня тут же повезли в салон красить. «Нет. Черной ей быть еще хуже. Верните все, как было», — снова остался недовольным режиссер. Но меня все-таки утвердили. И я очень счастлива, что у меня есть эта картина. Хотя особой моей актерской игры там как раз и нет.
Никита МИХАЛКОВ:
— Я ТОЖЕ в этом фильме играл самого себя. Даже подумал: «Как, оказывается, легко быть артистом. Говоришь свой текст — и все». Я тогда был студентом Щукинского театрального и, честно говоря, до последнего сомневался, что Данелия даст мне роль. Потом, когда довелось ощутить все тяготы профессии, понял, что съемки «Я шагаю…» были просто счастливым свободным полетом. Который бывает, наверное, раз в жизни. Просто все совпало: легкий, изящный Гена Шпаликов, молодой, остроумный, дерущийся, влюбляющийся Данелия и мы, щенки, рядом.


Но у меня нет ностальгии по картине и тому времени. Для меня фильмы — как отлетевшие ступени ракеты. Не ощущаю груза и бремени сделанного. Когда встречаемся, никогда не говорим: «А вот помнишь…» Нет, мы вспоминаем, умираем со смеху, порой рыдаем, но какого-то сожаления и пафоса нет.


Комментариев нет:

Отправить комментарий