пятница, 4 марта 2011 г.

Элина БЫСТРИЦКАЯ. Интервью


ДОГОВОРИТЬСЯ об интервью с народной артисткой СССР Элиной Быстрицкой было непросто. Наконец почти месяц телефонных переговоров («Да нет, я не против с вами поговорить, но давайте созвонимся завтра», — обычно отвечала она) закончился моей победой: встреча была назначена.
В МАЛОМ театре, где Элина Авраамовна служит более сорока лет, ее обожают. Гримерши, вахтерши и прочие незаменимые работники театра при одном только упоминании имени Быстрицкой расплывались в улыбке и немедленно вызывались проводить до ее гримерки. Незадолго до нашего разговора актриса заходила к врачу, поэтому первый вопрос родился сам собой:
— Элина Авраамовна, а есть что-то важнее здоровья?
-Здоровье — это радость жизни. Но мы не приучены ставить его во главу угла. Нам привычнее выбирать себе какую-то благородную цель и достигать ее, не обращая внимания на обстоятельства. И в этом тоже есть радость жизни. Поэтому, с одной стороны, важнее здоровья ничего нет. Но с другой… Если думать все время только о здоровье, то когда же жить?

 — В жизни каждого человека есть период наивности, когда он думает, что все его любят…

— Ну а как же?
— У вас этот период когда закончился?
— А он у меня не закончился. Я и сейчас верю и жду. Хотя у меня с самого начала все в жизни было непросто. Все нужно было преодолевать. Даже не знаю, почему так получалось.
Мало кто знает, но актрисой Быстрицкая стала вопреки воле родителей, которые мечтали видеть дочь врачом. Отец Элины, сам врач по профессии, настоял, чтобы девушка поступила в медицинский техникум. Что она, вернувшись из фронтового госпиталя, и сделала. Даже прошла практику и, приняв 15 родов, получила диплом акушера-гинеколога. Однако о профессии врача выпускница техникума думала меньше всего. Не зря же она, будучи совсем малышкой, разыгрывала перед родственниками сценки из знаменитого в тридцатые годы фильма «Чапаев». Роль полководца исполнял ее двоюродный брат, а сама Элина изображала его верного ординарца Петьку. Особенный восторг зрителей вызывала последняя сцена, когда облаченная в мужские шаровары девчонка выходила и строгим голосом произносила коронную фразу: «А ну тихо! Чапай думать будет!»
Учась в медтехникуме, Элина, разумеется, не оставила своих мечтаний о профессиональной сцене. Быстрицкая записалась в драмкружок и балетный класс музыкальной школы. Мама будущей знаменитости была в шоке, когда дочь пригласила ее на спектакль «Маруся Богуславка», во время которого зажигательно исполняла танец живота. Зрители аплодировали способной танцовщице, а мама, вся красная от смущения, была уверена, что ее девочка позволяет себе что-то непотребное.
 Поэтому известие о том, что дочь не собирается посвящать себя медицине, привело родителей в крайне расстроенные чувства. «Что это за профессия такая — актер? — возмущался отец. — И кто сказал, что у тебя есть талант?» Но видя, что переубедить Элину невозможно, он решил отправиться в театральный институт вместе с ней. И, добившись приема у ректора, попросил того убедить «глупую дочь в том, что в театральном ей делать нечего». Ректор удивился странной просьбе, но «глупую дочь» убедил.

Быстрицкой пришлось подать документы в педагогический институт. В котором она, правда, проучилась совсем недолго. И поступила- таки в театральный.
— Такой у меня характер. А судьба в конечном счете — это и есть характер. Может, если бы не моя настойчивость и не мое упорство, я бы и не добилась того, чтобы стать актрисой. Не попала бы в театр, который так любила и о котором так мечтала. Не получила бы ту роль в кино, о которой мечтала. Я всегда ставила перед собой недостижимую цель и надеялась на судьбу, но и сама не плошала. Всегда что-то делала, чтобы приблизиться к своей заветной мечте. У меня и сегодня есть надежды, мечты и желания. Ближняя цель — выздороветь, трудиться, сыграть, что смогу.

— Откуда брать силы, чтобы пережить трудности?
— Знаете, есть такой диалог: «А откуда вы берете деньги? — Из тумбочки». Так и я силы беру в тумбочке. У себя беру. Где их еще брать? Надо все понимать, отвергать какие-то мелкие преграды с тем, чтобы достичь желаемого. Единственное, что нельзя делать, — добиваться своего за чужой счет. Этого Бог не прощает.
 — В театре это возможно?

— Вопросы нравственности всегда стоят перед отдельными людьми, а не перед коллективом в целом. Я воспитана так, что не нарушаю своих принципов. Я просто живу по правилам, которые были у нас в семье. Стараюсь не мешать окружающим. Но не допускаю, чтобы и мне мешали. Ради того, чтобы соблюсти честь, могу отказаться и отказывалась от многого. Выше достоинства для меня привилегий нет. Ни деньги, ни благополучие меня не остановят, если я считаю, что задет вопрос чести.
Подобная принципиальность не раз играла с Быстрицкой злые шутки. «В театральном институте ее благорасположения добивались многие студенты, — вспоминают коллеги актрисы. — Но, получив довольно строгое воспитание в семье, Быстрицкая в общении с юношами не позволяла себе тех вольностей, на которые были способны ее более раскрепощенные подруги. И не все ее сверстники это понимали. Потому и недолюбливали ее, называли «синим чулком». Тех же из них, кто не понимал слов, Быстрицкая осаживала довольно резко — с помощью пощечин. Так, на последнем курсе института она «наградила» ими сразу троих студентов. Причем последний случай получил широкую огласку и привел к довольно драматическим событиям. 21 января 1953 года вся страна отмечала траурную дату — 29-ю годовщину со дня смерти Ленина. Как и во многих учебных заведениях страны, в Киевском институте театрального искусства в тот день студенты выступали перед преподавателями с поэтическими виршами, посвященными траурной дате. Не стала исключением и Быстрицкая, которая выучила «Сказку о Ленине» Натальи Забилы. И вот, когда до ее выступления оставались считаные минуты, некий второкурсник незаметно подкрался к ней и, желая подшутить, свистнул ей из пищалки в ухо. Вполне вероятно, что сделал он это не со зла, однако, учитывая реалии момента, он получил вполне адекватный ответ — увесистую оплеуху, от которой отлетел метров на пять. 
Свидетелями этой сцены стали не только студенты, но и преподаватели, которые и дали этому делу ход. Быстрицкую обвинили в хулиганстве, припомнив ей, что только за последний месяц она умудрилась подобным образом поступить еще с двумя студентами. Короче, в тот же день один из педагогов вызвал к себе Быстрицкую и потребовал, чтобы она немедленно написала заявление о переводе ее в Харьковский институт. В противном случае он пообещал отчислить ее из вуза. Но Быстрицкая ответила ему довольно резко: «Если завтра вывесят приказ о моем отчислении, то послезавтра вы найдете меня в Днепре». 
Если бы подобное сказала любая другая студентка, вполне вероятно, ее слова сочли бы дешевой бравадой. Но за Быстрицкой еще с первого курса утвердилось мнение как о человеке, который не бросает слов на ветер, поэтому реакция на ее заявление оказалась иной.
Руководство института побоялось брать грех на душу и переложило решение дела на комсомольскую организацию.
— Выступали мои товарищи, которые инкриминировали мне черт знает что. Одни говорили: «Враг не дремлет, мы должны быть бдительными, товарищи!» Другие: «А помните, она отказалась танцевать со студентом X.? От него, видите ли, деревней пахнет! А деревня пахнет хлебом, товарищи!!!» Я слушала и ужасалась этой демагогии: с кем я учусь? Кто эти люди? Ведь они лгут! Я никогда не утверждала, что от X. пахнет деревней: от него пахло потом, и я не хотела танцевать в паре с неопрятным человеком; прежде чем подойти ко мне в танце, мог бы и помыться…
 Собрание длилось до трех часов ночи. В конце концов подавляющим числом голосов было принято решение — студентку Быстрицкую исключить из комсомола и просить дирекцию исключить ее из института. Из института ее так и не исключили, видимо, посчитав, что одного наказания вполне достаточно.
Свою главную роль в кино — Аксинью в «Тихом Доне»- Быстрицкая получила тоже благодаря своему упорству. Узнав о том, что Сергей Герасимов собирается экранизировать роман Шолохова, она сама позвонила режиссеру домой и попросила устроить ей пробу. Хотя окончательно на роль ее утвердил сам Шолохов.
— Михаил Александрович увидел меня и воскликнул: «Да вот же Аксинья!»
— Вы сыграли множество других ролей. Не обидно, что для всех вы прежде всего Аксинья?
— Совсем не обидно. Ведь и такой литературы больше нет. И такого образа нет. Поэтому я отдаю себе отчет, что это было. Уникальная драматургическая площадь, уникальная режиссура Герасимова, уникальная работа оператора Рапопорта и партнеров. Но я люблю и свои другие работы. Возьмите «Добровольцев» — это же вечный фильм, и он тоже мне дорог.
 — Аксинья — это не любимая роль?
— Нет.
— Нонна Мордюкова, которая училась во ВГИКе у Герасимова и мечтала сыграть Аксинью, часто рассказывает, что хотела покончить с собой, когда роль досталась вам.
— Я хорошо помню, как после первого общественного просмотра она подошла и сказала мне: «А ты все-таки сыграла, проклятая!»

— Искусство — жестокая вещь? Я знаю, что Аксинью хотела сыграть Эмма Цесарская, исполнительница этой роли в первой экранизации «Тихого Дона», вышедшей на экраны в начале тридцатых. Но когда она пришла на пробы, Герасимов просто подвел ее к зеркалу и вопрос был снят.
— Есть актрисы, которые, несмотря на годы, чувствуют себя девчонками. И смотреть на это неловко.
— Вы себя девчонкой разве не чувствуете?
— Давно не чувствую. Я очень осторожна в этом плане. Могу подурачиться, когда я с близкими друзьями, которые меня не осудят. Но это в порядке шутки.
— А что вы можете выкинуть?
— Да что угодно. Наперед не знаю.

— Внешность вообще важна в жизни?
— Внешность — это парадная сторона, которая сразу видна и может быть обманчива. Лично я своей внешностью никогда не гордилась и не считала, что она заслуживает особого внимания. Мне никогда в детстве не говорили о моей внешности. Впервые я услышала об этом в 13 лет в госпитале. Двое раненых разговаривают: «Посмотри, какая хорошенькая девушка!» Оглянулась — никого… Потом долго смотрела в зеркало — ничего интересного не нашла. Мама воспитывала меня очень строго. Я всегда занималась самосовершенствованием. И сегодня продолжаю, несмотря на то что о внешности уже никто ничего и не говорит.
— Вы и сегодня красавица!
— Я эти разговоры всегда воспринимала как нежелание людей видеть то, что на самом деле.
— Но вам красота сильно помогла?
— Думаю, что да. В моей профессии это имеет значение.
— Вы всегда производите впечатление очень спортивного человека…
— Может, это и на самом деле так?
— …кажется, что у вас дома есть балетный станок, у которого вы занимаетесь.

— Станка нет, но на тренажере занимаюсь. Что каждый день — не скажу, но занимаюсь.
— А бильярд у вас есть? Вы ведь знаменитая бильярдистка.
— Нет, в бильярд я играю только на отдыхе. Или когда бываю в каких-то местах, где есть стол. Сегодня, кстати, играла. Люблю это дело. Иногда даже выигрываю. Но всегда играю просто из спортивного азарта. Никогда не играла на интерес.
— А деньги для вас вообще важны?
— Ну я же не летаю по воздуху! Надо жить, надо кормиться, надо одеваться. Но я пока обеспечиваю себя.

 На личную тему актриса распространяться не любит. Говорит, что живет одна (не считая ее обожаемого пекинеса, с которым Быстрицкая любит поговорить о жизни: «Она на меня и похожа стала, мы с ней одного цвета»), каждый день общается с друзьями и от одиночества вовсе не страдает.

— Вы как-то сказали, что счастье для женщины — это семья и дети. Получается, вы несчастны?
— Почему? У меня это все было. Замечательный муж, у него были дети. Но в какой-то момент это ушло. Все же не может быть постоянно. Сегодня для меня счастье то, что я физически здорова, могу выйти на сцену моего любимого театра и могу предположить, что в состоянии сделать что-то в кино. Для меня счастье — это вставать утром и знать, что тебе есть что делать.
— Вы себя уютно чувствуете в сегодняшнем мире?
— Я себя как-то отгородила от него, что ли. В театре мне хорошо, любимые роли, партнеры…
— Как вы думаете, вас боятся?
— Не знаю. Я бываю строга, поэтому люди робеют иногда. Не сказала бы, что боятся. Характер у меня достаточно сильный, слава богу. Но я достаточно внимательно отношусь к окружающим.
— О многом жалеете?
— Конечно. Главным образом о том, что ушло время. Очень много пропущено. Я не могла получить то, что хотела, по разным причинам. Не только из-за моего характера.
— Из-за врагов?
— Недругов, я бы сказала. Они у меня и раньше были, и сейчас есть.
— Какая главная плата за то, что вы имеете?
— Здоровье.
— И напоследок — ваша любимая поговорка.
— Поживем — увидим.

март 2003 

Комментариев нет:

Отправить комментарий